PLAYGROUND CULTURE WITH KEVIN COULIAU THE ULTIMATE BIANCO GUIDE TO RAMEN IN TOKYO ARCHITECTUAL PARALLEL WORLDS TECHWEAR WITH A PURPOSE
Токио, который вы еще не видели

Токио, который вы еще не видели

Существует момент, когда ты входишь в узкую токийскую аллею и осознаешь: ты только что попал в иное измерение земной реальности. Несмотря на то, что эти облики, формы и структуры ежедневой жизни относятся к общей эстетике азиатской культуры и к самой Японии, твой рассудок и видение никогда не останутся прежними после погружения в этот магический мир проводов и бело- серого бетона.

Фотограф Ян Врановский сумел ярко запечатлеть естественные образы, которые кажутся такими редкими для нас. Каждый раз, когда я смотрю на его фотографии, мое сознание мчится в эти небольшие отдаленные токийские закоулки, где присутствует ощущение, что этот параллельный мир находится в единстве с окружающим. Чтобы выяснить, что мотивирует и вдохновляет Яна, я задал ему несколько вопросов для Biancissimo и очень счастлив представить вам его невероятно прекрасные работы.

ПРИВЕТ, ЯН, ПРЕДСТАВЬСЯ, ПОЖАЛУЙСТА, ЧИТАТЕЛЯМ BIANCISSIMO?

Привет, Адриан! Я — архитектор, графический дизайнер и фотограф, рожденный в Чехии, а сейчас проживаю и учусь в Токио.

КАК ПРОХОДИТ ТВОЯ ЖИЗНЬ И КАК ТЫ В ИТОГЕ НАЧАЛ ТВОРИТЬ В ТОКИО?

Все очень просто: я закончил магистратуру здесь в Токио, и потом решил остаться ненадолго. Но решение учиться в Японии было результатом более, чем 13-летнего интереса к культуре, вызванного постоянными поездками и годом изучения японского языка в Charles University в Праге. Моя жизнь сейчас в основном вращается вокруг моей работы и архитектурной студии в Токио.

КОГДА ТЫ НАЧАЛ ФОТОГРАФИРОВАТЬ ТОКИЙСКУЮ МЕСТНОСТЬ И ЕЕ УЛИЧНЫЕ И КУЛЬТУРНЫЕ ОБЪЕКТЫ?

Почти сразу после того, как я вернулся в Японию в 2014. Это было способом знакомства с городом, а также причиной, чтобы иногда вылезать из лаборатории. Изначально у меня не было цели или темы, я просто изучал Токио и делился с людьми своими находками. Спустя время я начал замечать некоторые закономерности в поведении города, отличительные черты, которые любопытно повторялись во всей структуре мегаполиса. Позже некоторые из них стали частью моих исследований в университете, другие остались молчаливо задокументированы и, возможно, ждут более серьезных попыток изучения.

ГДЕ ТЫ НАХОДИШЬ ЭТИ ЗАКОНОМЕРНОСТИ, ТЫ НАМЕРЕННО ИЩЕШЬ ИХ ИЛИ ПРОСТО БРОДИШЬ ПО ОКРЕСТНОСТЯМ ЯПОНИИ И ВОСТОЧНОЙ АЗИИ?

Я охочусь за ними. Не так тяжело отыскать, сложнее всего найти их в месте, которое визуально привлекательно для фотографии. И еще это зависит от моего настроения, красивые снимки требуют сфокусированности и восприимчивости, и, честно говоря, меня хватает не больше, чем на два часа.

ТВОИ ФОТОГРАФИИ ПОКАЗЫВАЮТ НЕИЗВЕСТНЫЕ И ДАЖЕ ПОЧТИ ЗАБЫТЫЕ МЕСТА С АБСОЛЮТНЫМ ОТСУТСВИЕМ ЛЮДЕЙ НА УЛИЦЕ. КАКУЮ РОЛЬ ЧЕЛОВЕК ИГРАЕТ В БЕТОННЫХ ДЖУНГЛЯХ ДЛЯ ТЕБЯ?

Люди играют важную роль в моих работах, а именно — их отсутствие. Поскольку мы часто привыкли видеть город (в частности, Токио) как фон для толпы людей и человеческой деятельности, фокусировка внимания на фоне это само по себе и является идеей. Эта мысль имеет много общего с темой над которой я работаю, а именно: пострóенная среда. Сколько я себя помню, я всегда пытался избегать многолюдных, шумных и загроможденных локаций. Немного удивительно, но для меня Токио полон спокойных и даже тревожно тихих мест. Эта тема особенно актуальна каждый раз, как вы пересекаете границы центральной части Токио и решаетесь заглянуть в соседние города, поселки и деревни, где вопрос депопуляции поразительно заметен. Однако, это будет совсем другой темой для обсуждения.

ТАК КАК ТЫ АРХИТЕКТОР, РАССКАЖИ, КАК БЫ ВЫГЛЯДЕЛ ГОРОД ТВОЕЙ МЕЧТЫ?

Я категорически против идеи, в которой желательно достичь какого- то «совершенного» или «окончательного» состояния в том, что по сути является органическим процессом; частично потому, что такое виденье, как правило, опасно и наивно, но более того из-за поразительной неоцененности процесса как чего-то «окончательного» на определенном этапе, со всеми страданиями и изменениями, которые являются неотъемлемой частью этого процесса. Я более заинтересован в том, чтобы научиться понимать сложности самоорганизационных процессов города, измерять и, возможно, даже изменять его тенденции, а не отображать неизбежно идиотские представления об определенном «идеальном, замороженном состоянии».

ЕСТЬ ЧТО-НИБУДЬ, ЧЕМУ ЕВРОПА МОГЛА БЫ ПОУЧИТЬСЯ У ВОСТОЧНО-АЗИАТСКОЙ И ЯПОНСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ?

Я уверен, что да, и более того, это уже было сделано, может быть, даже излишне: модернизм во многом очень близок к японским архитектурным традициям и принципам построения. Одна вещь, которую я очень ценю в Японии, — это понимание истории, традиций. В японской культуре, история является ценным источником информации и знаний. Очень немногие здания в Японии сделаны из первичных материалов, все постоянно перестраивается, самый яркий пример — церемония Сангу. Высочайшая святыня Синто сносится и перестраивается с нуля каждые 20 лет и этой традиции уже более тысячи лет. В Европе мы, похоже, все еще очень одержимы идеей, что история — это фактический кусок камня или кирпича, а не знания и традиции, стоящие за ним. Биология предоставляет нам интересную аналогию: защита органов, тканей, клеток и других элементов организма, безусловно, помогает продлить их жизнь, но в конечном итоге все сводится к генетике, так как основная информация спрятана там. Несмотря на то, что физическая материя всегда обречена на разрушение, информация может выжить и развиваться через воспроизведение. Если мы продолжим думать только о сохранении физической субстанции, мы слепо упускаем суть, и, по иронии судьбы, можем полностью уничтожить непрерывность. В Японии почти не существует защиты архитектурного наследия, огромное количество зданий, которые, на мой взгляд, заслуживают защиты, исчезают каждый год, но при этом остается общее чувство органической непрерывности и связи с прошлым. В Европе иногда кажется, что мы живем в мертвых городах в попытке спасти их, но при этом люди полностью потеряли связь с ними. Я считаю, что возобновление связи между старым и современным является задачей архитекторов, и Япония — это интересный пример в этом случае.

КАК ТЕБЕ УДАЕТСЯ СОВМЕЩАТЬ ТАКОЕ КОЛИЧЕСТВО УМЕНИЙ, НАЧИНАЯ ОТ АРХИТЕКТОРА, ФОТОГРАФА И ЗАКАНЧИВАЯ ГРАФИЧЕСКИМ ДИЗАЙНЕРОМ? СУЩЕСТВУЕТ ЛИ СВЯЗЬ МЕЖДУ ЭТИМИ ЗАНЯТИЯМИ?

Мне на самом деле трудно увидеть четкую грань между ними. Исследования, концептуальное мышление и творческий подход, которые используются в графическом дизайне, идентичны подходу в архитектуре, разница заключается в ограничениях, влиянии и объеме работы. Фотография объединяет два умения вместе: я работаю исключительно над архитектурой и городом, но визуальный язык, которым я пользуюсь, взят из графического дизайна. Я думаю, стоит также упомянуть, что архитектор не строит дома, архитектор делает планы, не более, это предполагает работу с визуальными коммуникациями почти ежедневно; задача, которую графический дизайнер должен понимать лучше всего. Это замкнутый круг.

КАКОЙ ТВОЙ ЛЮБИМЫЙ РАЙОН В ТОКИО, ЧТОБЫ ОКУНУТЬСЯ В МИР МЫСЛЕЙ И ГДЕ МЫ МОЖЕМ ПОГРУЗИТЬСЯ В АТМОСФЕРУ ЯНА ВРАНОВСКОГО В ТОКИО?

Вы можете найти что-то интересное абсолютно повсюду, но если ищете виды, которые обычно изображены в моих снимках, то старайтесь избегать главных улиц и прогуливайтесь по параллельным переулкам, где с одной стороны вы увидите задние части больших домов, а с другой — жилой район. Если вы ищете более мрачное место, то обязаны посетить бетонный канал реки Шибуя, детскую площадку под скоростной автомагистралью в Чуо Момомисима, храм в районе красных фонарей Угуисудани и, конечно же, башню Накагин в Шимбаши.

ЯН, БОЛЬШОЕ СПАСИБО ЗА УДЕЛЕННОЕ ВРЕМЯ И ИНТЕРВЬЮ!

The Faces Of Seoul Fashion Week: A Portrait Series

The Faces Of Seoul Fashion Week: A Portrait Series

Picture This: Bianco In Venice

Picture This: Bianco In Venice